Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Набросок (в голове их несколько, будет пока один)
Захотелось написать о дунэдайн из отряда Халбарада.
несколько кроссовер с Пиджеем - по книге отряд приходит после Хельмовой Пади, но мне нравится версия, где до. Но с дунэдайн, а не эльфами.

1.

- Это твое имя? Вот то, что ты сейчас выводишь на бинтах, имя, да?
- Гляди-ка, заговорил, - удивляется Хельга. - А что, у вас на западе принято ставить подпись?
Юноша, которого она лечит, прибыл с отрядом Хальбарада. До сих пор он не произнес не звука, лишь смотрел куда-то вдаль, пока Хельга промывала ему рану и накладывала швы.
- Вязь это, руны, - терпеливо поясняет роханка.
- Что руны, вижу. На гномьи похожи. Так что здесь написано?
- Заклинание. Или молитва, это уж как тебе угодно. Чтоб раны затянулись быстрее, чтоб не хромал потом на эту ногу. Я… пойду, пожалуй. Работы у лекарей нынче много.
… не так уж и много, на самом деле, когда все вокруг помогают - те бинты стирают, эти воду носят. И у Хельги не остается причин не навестить юношу-дунадана. Просто проверить бинты.

- Будь моей женой, - говорит юноша, касаясь ее пальцев.
- Ты сумасшедший! Хоть бы имя свое сказал! - Хельга одергивает руку.
- Замуж тебе предлагаю я, а не мое имя. Но если нужно - Эгнор.
- И моего имени ты тоже не спрашиваешь.
- Если ты мне откажешь, я буду вспоминать тебя как прекрасную роханку. А если согласишься - я его рано или поздно узнаю, так ведь?
- Я Хельга. И в наших краях принято посылать старших к отцу невесты.
- А в наших - достаточно лишь слова согласия, чтоб считаться женой. Звезды будут нам свидетелями, они донесут слова наших клятв всеблагому Отцу.
- Звучит, будто ты пытаешься обмануть доверчивую девушку.

Спустя несколько дней они оба уходят на восток с войском Теодена - не рядом, конечно, он воин, а она целитель. Хельга молится всем известным ей богам, хотя знает - она нарушила закон, и боги посмеются над ней.

Год спустя они втроем - Хельга, Эгнор и их трехмесячная дочь - живут в Эмин Арнен, и кажется, что все позади. Пять лет после войны Хельга понимает, что боги все-таки не простили ее - Эгнор бывает дома хорошо если месяц за год.
- У тебя есть дом, - говорит она ему.
- Я из западных бродяг. Я мечтал о доме, но, кажется, не умею в нем жить.
- Но не в лесу же ты родился! - возражает Хельга.
Эгнор виновато улыбается.
- Нас приучают не называть место, где проходит наше детство, домом. Наши матери говорят нам: не привязывайся.
- Война закончена. Теперь…
- Теперь у меня есть дом. Я зову его так в надежде, что в сердце что-то отзовется. Рано или поздно.
- И?
Эгнор молчит.

Спустя еще два года Хельга и Эгнор расстаются - тихо, без ссор, друзьями. Раз в год он заходит в гости. Он не рассказывает о своих странствиях при дочери - таков уговор. Он не привозит дочери дорогих подарков - это было бы нечестно по отношению к Хельге.
Но когда девочке исполняется тринадцать, она находит в вещах матери серебряную звезду на цепочке, и в этот момент зов дорог окончательно заглушает тихий шепот дома, призывающий остаться.

2.

Через месяц Охтару исполнилось бы восемьдесят - почтенные годы даже для дунадана. В таком возрасте пора бы отвыкать от дальних походов, оседать в каком-нибудь городке и по вечерам рассказывать истории ребятне.
Харданг закрыл глаза старому товарищу и прикоснулся губами ко лбу. Спи, друг. Ты так боялся старости, что даже природа никак не могла выбрать, с какой пряди тебе начинать седеть - так и не дала тебе ни одного белого волоса, а только всю шевелюру чуть высветлила.

Роханец за спиной Харданга шумно выдохнул, не решаясь заговорить.
- Все нормально. Хороните его со своими, - обернулся Харданг.
Роханец оказался одноногим стариком - следопыты не доживают до такой дряхлости, отпуская дух на волю раньше.
- У всех свои обычаи, - проскрипел старик. - Твой друг погиб за нас, это честь, и мы могли бы отблагодарить его.
- Как?
- Сжечь тело, а после отвезти прах туда, где он родился.
- Я понятия не имею, где он родился.
- Туда, где его дом.
- У него нет дома.
Старик вскинул брови.
- Такого не бывает. Ни дома, ни сына, ни племянника…
- Я три года не видел его сыновей, а двое племянников погибли при Сарн Форде.
- Он вдов?
- Нет, но жена тоже бродяга.
- Странные вы люди. Отпускаете жен побираться.
- Кто ж ее задержит? Хорони его вместе со своими.
Старик покачал головой.
- Ты точно знаешь, что его дух не будет против.
Харданг засмеялся.
- Мы погибаем в лесах и на переправах. Наши тела едят дикие звери, а кости порой выносит на берег за сотни миль от места гибели. Охтар будет против? Охтар будет счастлив, что ему досталась неслыханная роскошь - покоиться в кургане.
- У кого нет могил, нет и дома.
- Весь мир - наша могила. Просто он об этом не знает. И весь мир - наш дом.

@темы: Арнор, Гондор, Рохан, Третья Эпоха