Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Очередная попытка объяснить, почему войско Гондора в 1975 пришло по морю, а не по тракту через Каленардон и Энедвайт.

Пока без названия, очередной фик в жанре Атрабет, на сей раз - между Эарнилом и некоей дунландкой.
и маленький коментарий: Тракт не проходит непосредственно через рудаурские земли, но в целом в ста милях от Тарбада к северну находится Угол, изначально Рудаурский, а с учетом разорения Кардолана (лет так 600 назад рудаурцы скорее всего контролируют Тарбадскую переправу именно с целью не дать Гондору перебросить войска по Тракту)

Гостья короля Эарнила сидела на стуле, забросив ногу на ногу. Широкая клетчатая юбка едва прикрывала колено и совершенно не скрывала крепких голеней. Позволить себе такое могли разве что кабацкие девки в Умбаре — и дунландские женщины. Этой Эарнил дал бы лет тридцать. По гондорским меркам — совсем юная, но век младших людей быстротечен; Бренна, жена вождя, наверняка уже успела принести мужу двух, а то и трех детей.
Ноги Бренны были хороши, но женщина-переговорщик от Дунланда — знак плохой. Когда нужно заключить сделку, которая через год будет пересмотрена, вождь посылает сына — мир повидать, себя показать. Серьезные же переговоры ведет жена.
Истинный правитель Дунланда — не зря же это племя родственно халадинам первой эпохи. Народ, земли, но не душа которого принадлежат Гондору. Так же, как северные предгорья Мглистых были частью Арнора лишь на карте.
— Я призываю тебя, король, — Бренна говорила с ним, как с равным, без расшаркиваний, — не вмешиваться в арнорскую войну. Тебе есть чем заняться на юге, да и восток снова копит силы.
— А я призываю тебя, мудрая женщина, ценить ту независимость, которую твой народ имеет под дланью Гондора. Когда Ангмар расправится с остатками северных дунэдайн, он устремится на юг. Угадай, через чьи земли он будет наступать?
— Он обойдет Мглистые с севера и ударит по эльфам Зеленолесья, где увязнет.
— Да ну? — Эарнил позволил себе засмеяться. — Здесь дорога, там топи.
— Здесь рудаурцы. И они сделают ровно то же самое для нас, что мы для них.
Бренна была непреклонна в своем нежелании пропускать гондорское войско через Энедвайт. Там, где заканчивались поселения дунландцев, начинались форты рудаурцев. И чтоб дойти до Форноста, нужно было их сжечь, а рудаурцев — убить или разогнать.
— Мы один народ, — напомнила Бренна. — Дети одного и того же леса, вырубленного твоими предками тысячелетия назад.
Один, мысленно согласился Эарнил. Часть бежала к северным предгорьям Мглистых, став рудаурцами. Часть — к южным, а потом, в начале эпохи, короли решили, что Дунланд должен быть гондорским. Не для того ли попытались разделить, чтоб те не могли создать своего королевства? Чтоб чужаков в Арноре не стало больше, чем дунэдайн? Или просто всем было наплевать на холмовиков, когда решали, чьим будет Тарбад? Теперь уже не важно.
— Мы тоже один народ, Бренна, — Эарнил покачал головой. — Я не могу смотреть, как уничтожают моих братьев по крови, и делать вид, что все в порядке.
— Рудаурцы просили помочь.
— Арнор тоже.
— Они просили вмешаться в войну на их стороне. И некоторые горячие головы — достойные, скажу тебе, головы — отделились от шеи, чтоб народ Дунланда остался в стороне. Я прошу не о милости — об ответной услуге.
Эарнил прикрыл глаза. У каждого есть слепое пятно. Бренна умная женщина, но родственный долг — ее слепое пятно. Думает, что Рудаур так же встанет грудью на защиту Энедвайта, когда Ангмар дожует Арнор и посмотрит на восток. Думает, что удержит власть. И не убедить ее. Не отступит, надо искать другой путь.
— Я вмешиваюсь в ту войну не ради славы и побед, — проговорил Эарнил. — Для этого нужно было присылать войско пятьсот лет назад. Можно не помочь брату, если тот грызется с соседом за кусок земли, но не когда у брата горит дом.
— Огонь может перекинуться и на твою землю, — голос Бренны прозвучал глухо, словно издалека.
— Не угрожай мне бунтом.
— Я не угрожаю. Если Дунланд восстанет, я потеряю не только власть, но и голову.
— Если Арнор падет, Гондор потеряет честь.
— Когда твое войско двинется по Тракту через Энедвайт, на чьей стороне мне быть? На стороне моего короля — умного, смелого, честного — но иноплеменника? Или на стороне своих людей — более горячих и менее мудрых, чем стоило бы, но таких же честных? Когда лучшие из моих воинов решат помешать твоему воинству, смогу ли смирить свое сердце и предупредить своего короля о засаде?
Эарнил жестом остановил ее. Слов было достаточно — теперь нужно было думать.
— Войско не пойдет через твои земли.
— Что? — Бренна на миг потеряла самообладание.
— Ноги гондорского солдата не будет ни на землях Энедвайта, ни на земле Рудаура. Мы идем освобождать Артедайн. Если же кто-то из рудаурцев падет от руки гондорца на земле Артедайна…
— То это совсем другой разговор, и Дунланд не будет вмешиваться, — пообещала Бренна. — Но как Гондор планирует достать Ангмар? Победить драконов, живущих на севере?
— А это уже мое дело.
И корабелов в гаванях Пеларгира, мысленно добавил Эарнил.

@темы: Третья Эпоха, Гондор