22:17 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Вдохновленная аналогией (спасибо за идею) Фириэль-Мириэль и Эарнил-Калион, я таки написала обещанный фик

Тени прошлого

гет, Эарнил/Фириэль

размер - где-то 1500 слов

сюжетом фик обязан хронологии, по которой у Эарнила родился сын раньше, чем Фириэль вышла замуж. В общем "хронология, бессердечная ты стерлядь"

Ему не нравилось ее имя.
Фириэль. Смертная. Так звали воспитанницу Элендила; в честь нее, видно, и назвали. Имя, которое в позднем Нуменоре Верные давали дочерям – чтоб те не забывали, кто они. Но две тысячи лет спустя, в Гондоре... за спиной Ондохера шептались, мол, в третью-то эпоху зачем ворошить прошлое? В глаза, впрочем, сказать не осмеливались.
Мириэль. Эарнил называл ее так. Она морщилась – распространенное имя, а ей хотелось быть пусть и Фириэль-смертной, но единственной.
Тар-Мириэль, - шептал он, когда она не слышала. Клялся, что в этот раз история любви принцессы и ее брата закончится хорошо.
*
Когда Фириэль родилась, ему было тринадцать; ее детские годы он не помнил – кроме того дня, когда клялся ей, четырехлетней, что жизнь отдаст за ее брата Фарамира. А она расплакалась, мол, "не надо жизнь" – и убежала.
То было перед Дагорладом.
Гондор выиграл сражение, но не войну; кочевники не шли в наступление, но то и дело посылали мелкие отряды – то ли вредить, то ли проверять, не пришло ли время атаковать вновь. Эарнила это полностью устраивало – успев прославиться в большой битве, он не хотел возвращаться в скучающую столицу. Да и Калимехтар тогда был благосклонен к внуку двоюродного брата, полностью поручив Эарнилу северо-восточный рубеж.
В Минас Анор Эарнил вернулся спустя почти двадцать лет. Не по своей воле, по приказу.
- Вижу, на смену твоей юности приходит зрелость, - король начал издалека. – Не пристало зрелому мужчине быть одному.
Эарнил взорвался.
- Мне всего тридцать пять! Покажите мне того из нашего рода, кто женился раньше пятидесяти! - спохватившись, он неумело поклонился. - Ваше величество.
- Не заставляй меня говорить прямо, любимый родич, - кашлянул Калимехтар. – Итилиен далеко, но слышно мне не только о твоих военных успехах.
Эарнил фыркнул. Он был не дурак подраться, но и развлекаться тоже умел.
- Ни одна из моих женщин не жаловалась. И ни одну я не взял силой. Если кому-то завидно, то пусть тренируется, а не доносы строчит.
- Тем не менее, - Калимехтар был холоден, - такое поведение недостойно дунадана, потомка Трех племен – я уже не говорю о твоем высоком положении и королевской крови в жилах.
- Ваше величество, я не буду жениться, - Эарнил сжал кулаки. Не на того напал.
- Тогда и в Итилиен не вернешься, - отрезал король. – Я отзываю тебя, и назначаю нового маршала.
Обида комом подступила к горлу. Пожалеешь еще, твердил про себя Эарнил, вылетая из тронного зала. Ой, пожалеешь.
*
Девушка только ойкнула, когда разъяренный Эарнил врезался в нее, едва не сбив с ног.
- Простите леди, - он отвесил поклон в пол так резко, что взметнувшийся плащ задел гобелен на стене.
Девушка отшатнулась.
- Не хотел вас напугать, - рука к сердцу, полуулыбка. - На войне отвыкаешь от хороших манер, но даю слово, этого больше не повторится.
Замешательство девушки сменилось интересом.
- Не извиняйтесь. Вы храните наш покой, а манеры – дело десятое. Позвольте, я поправлю, - она коснулась гобелена.
- Мое имя Эарнил, - если убежит, значит, слухи достигли не только короля.
Не убежала.
- Да, - легкая улыбка тронула губы девушки. – Теперь вспоминаю. Вы обещали хранить Фарамира... и я рада, что вы живы. Я Фириэль.
...ну что за глупое имя.
Мириэль. Так лучше.
*
Выходя от Калимехтара Эарнил думал о мести. Королю не нравятся его похождения в Итилиене? Он получит то же, но в Минас Аноре. А девицы здесь непростые, каждая вторая знатная...
...Мести не вышло. Первая, кого он встретил, заняла все место в его сердце, и даже мысль о других была теперь кощунственной.
Нет, предыдущих своих женщин он тоже любил. Каждую. Кого-то ночь, кого-то неделю. Он не клялся им в верности, но любовь его была искренней. А на Фириэль готов был хоть завтра жениться и никогда больше не смотреть на сторону. Только вряд ли Ондохер согласится на этот брак. Не сейчас.
Весь следующий год Эарнила словно подменили. Казалось, он целиком отдается службе - король назначил его тренировать городскую стражу. Казалось, покончил с прошлым. Калимехтар был почти доволен, что родич взялся за ум. Почти – потому что не мог до конца поверить в такое быстрое исправление.
С Фириэль они встречались редко и тайно. Она не спрашивала, почему, а он все чаще вспоминал историю другой любви, такой же запретной. Тар-Мириэль... к счастью, они с Фириэль были родственниками аж в четвертом колене, так что закон не мог им помешать. Только бы дождаться, когда король сменит гнев на милость...
... через год, когда Эарнил и Фириэль попросили благословения на брак, Калимехтар и Ондохер в один голос ответили "нет".
*
- Уедем, - молил он Фириэль. – В Итилиене меня помнят и любят. Станешь моей женой, напишешь письмо отцу, он перебесится и успокоится.
- Не успокоится. Он считает тебя человеком без чести.
- Среди здешней знати каждый второй ходит к любовнице!
- Но об этом никто не знает. Об этом не принято говорить вслух.
-Удобно. А моя вина в том, что я помню имя каждой из тех пятидесяти, с кем спал? Надо рассказывать, что был околдован, как сделал наш конюший когда его интрижка вскрылась?
- Король считает, твоя дерзость подрывает устои, а отец... отец во всем его слушает.
- Отлично, - Эарнил ударил кулаком в висящий на стене щит. – И за кого же тебя отдадут? За желтоголового? Или в Умбар продадут, чтоб еще лет пятьдесят не бунтовали? Там, конечно, с честью все хорошо.
- Ты забываешься! – никогда еще Эарнил не говорил с ней в таком тон; Фириэль еле сдерживалась, чтоб не расплакаться
- Знаешь что? А давай ты станешь моей женой прямо здесь и сейчас, - Эарнил прижал ее к себе, давая понять, что готов идти до конца. – Посмотрим, что они заговорят...
Договорить он не успел. Высвободив одну руку, Фириэль отвесила ему пощечину. Хватка Эарнила ослабла, и через секунду он остался в комнате один.
- Я никогда бы не причинил тебе вреда, - выдохнул он.
... интересно, когда принц Калион махнул на все рукой и отправился воевать в Эндорэ, он получил такой же ответ?
*
Его снова отослали в Итилиен; два года их с Фириэлью роман продолжался по переписке, а затем Калимехтар бросил в тюрьму одного посыльного и повесил следующего. Король не поленился лично приехать и объяснить Эарнилу, что брака не будет. И дело уже не в прошлых похождениях – а в чем, Калимехтар не объяснил. Словами – не объяснил, а во взгляде читалось: за неподчинение. За дерзость. За упрямство. Никто не смеет что-то затевать за спиной у короля. Никто не должен думать, что можно безнаказанно действовать вопреки королевской воле.
Когда Калимехтар уехал, Эарнил позвал своих командиров и спросил, с кем они.
Войско мятежной провинции стояло под стенами Минас Анора через месяц, но хроники молчат об этом.
И тогда Фириэль пришла к нему. Умоляла не ввергать королевство в пучину гражданской войны. Говорила, что полюбила жизнерадостного и чуть легкомысленного принца, а не угрюмое подобие Кастамира.
Ушла она только утром, потеряв то, что ханжи называют девичьей честью; люди честные сказали бы, что эти двое никогда не были так счастливы, как этой ночью.
*
Вторым Кастамиром Эарнил быть не желал, и не стал штурмовать Минас Анор. Принял послов Калимехтара; договорились, что все возвращаются на исходные позиции и делают вид, что ничего не было. Король не наказывает мятежников, а Фириэль выходит замуж за Эарнила.
... позже до Эарнила доходили слухи, что король выполнил свои обязательства. Никто в Итилиене не попрощался ни с головой, ни со званием.
Кроме самого Эарнила, которого отослали в Пеларгир. Поселили в двухэтажном особняке и поставили охрану. В город выпускали раз в неделю, и тоже под охраной. Фириэль, по слухам, постигла та же участь – только вместо особняка были комнаты во дворце.
Меча ему не оставили даже деревянного.
На пятый год он взмолил о пощаде. Для себя и для нее.
Калимехтар был милостив. Он поставил только одно условие – свадьба. Конечно же, не с Фириэлью.
Еще два года спустя на свет появился Эарнур, сын Эарнила и тихой девушки из Пеларгира, единственной в жизни Эарнила, с которой он спал, не любя. Фириэль обрела свободу. Сам он получил в командование южную армию – времена наступали такие, что талантливые полководцы были нужны как воздух, а где ж их взять? Рядом, впрочем, всегда были двое людей Калимехтара, свидетели всех разговоров Эарнила с кем бы то ни было. Король сделал выводы. Эарнил, впрочем, бунт уже не замышлял. Незачем.
Тар-Палантир победил, и, может, эта победа обернется добром для всех.
*
В тысяча девятьсот семьдесят третьем в Гондор пришли вести, что Арнор на грани гибели. Вести, не просьбы о помощи. Арведуи молчал. Гордость, что ли, не позволяла ему просить помощи у того, кто был первым у его жены?
Флот вышел из гаваней Пеларгира, когда стало ясно, что одним Форностом ангмарцы не ограничатся. Фириэль была в Митлонде, и Эарнил должен был ее защитить.
Еще одна тайна гондорских королей, о которой не напишут летописцы.

@темы: Третья Эпоха, Гондор

Комментарии
2015-08-05 в 11:46 

- lightning -
Гэленнар, интересно получилось. Тайны гондорского двора.))

2015-08-05 в 12:27 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Спс)
Гондорский двор он такой, копать не перекопать.

   

Летописи Арды

главная