13:21 

с ДжРРТ-феста

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Примечание: названия не переведены на адунаик, автор ниасилил.

Вдохновлено постом КПД с цитатой из одного фика. По цитате нашла фик, а там душа не выдержала...

... Ар-Фаразон резким движением откинул одеяло и сел. Темнокожая южанка, лежавшая справа от него, потянулась, словно дикая кошка. Вторая любовница, бледная золотоволосая северянка, лишь открыла глаза и вопросительно посмотрела на своего короля...


Артамир вздохнул, сделал короткую запись в учетной книге и отложил свиток в коробку с номером семь. Очередной хлам, написанный какой-нибудь скучающей девой из знатных. Дата - середина третьей эпохи. Мятеж Кастамира привел к росту интереса к нуменорским временам. И порой этот интерес проявлялся вот так.
Артамир взял из стопки следующий свиток. По одному только орнаменту на буквицах можно было, не читая, определить документ в пятый ящик - написанное на темных землях в первом тысячелетии третьей эпохи. Первые же строчки подтверждали догадку.

Ар-Фаразон возвышался над своим противником, словно скала. Саурон смотрел на него снизу вверх и насмешливо улыбался.
- Ты! - взревел Ар-Фаразон. - Поедешь со мной! Как раб! Как жалкий пес, каким ты, в сущности и являешься!
- Как бы не пожалеть тебе об этом, король, - Саурон картинно склонил голову и засмеялся.
Вслед за ним засмеялось и все Ар-Фаразоново войско.
- Молчать! Услышу хоть звук - все на рее висеть будете! Рыб кормить! На веслах рабами!


Тут уж засмеялся и Артамир. Какая же чудесная гадость! Не иначе писал худосочный вьюнош, которого с детства обижали все, кому не лень. Такие потом становятся преданнейшими рабами тем, кто додумается их защитить. "Рекомендовать к изучению", - записал Артамир в колонке примечаний, и положил свиток в коробку с цифрой пять.
Коробка с двойкой на боку была почти пустой. Даже в первой, предназначенной для документов времен Острова, было больше свитков и книг.
Вторая же была для написанного в первые века после Катастрофы. Противоречий хватало и в этих текстах. Одни авторы взваливали всю вину на валар, другие на Саурона, третьи на короля. Но до любовниц и солдафонов и близко не доходило.

...Артамир развернул свиток, оставленный им "на сладкое". Верная "двойка".
Последние годы Арменелос редко видел короля - лишь несколько раз в год Ар-Фаразон приезжал для участия в храмовой службе. Думаю, он перестал верить, что жертвы Мелькору способны принести бессмертие и теперь делал ставку на Валинорский поход.
Если Валар могли дать бессмертие Эарендилю, то смогут и нам, - говорил он.
Мы вторили ему: если земля Амана, будучи смешанной с искаженными землями при создании Острова, смогла дать нуменорцам три срока жизни вместо одного, то чистая материя Валинора способна и вовсе избавить нас от смерти.
Король жил теперь в Андуниэ, в той самой башне на холме Оромет, что построил его дальний предок Тар-Минастир, первым обративший взор на запад.
А в столице всем распоряжался Зигур. Он покровительствовал мерзавцам, потворствовал доносам, сжигал неугодных.
Знал ли об этом Ар-Фаразон? Конечно, да.
Королю было все равно. Его мысли целиком и полностью были заняты походом. Каждое утро Ар-Фаразон смотрел доклады о том, что сделано за день, сам осматривал каждый только что законченный корабль, проверял качество доспехов и копий.
Его страсть перекинулась и на нас, простых корабелов. Мы смотрели на закат и грезили, как флот покинет гавани, как изумятся валар, увидев этот флот, как в почтении и не без страха склонят головы перед величием человечества.
Нам не нужно было вино - мы без него ходили, словно пьяные.
Нам не нужны были плотские утехи - нам хватало прикосновений к дереву палуб и холсту парусов.
И когда меня отослали в гавани Пеларгира, чтоб руководить постройкой кораблей там, мне казалось, что меня разлучают с семьей.
А затем солнце зашло на западе, и больше не встало.

@темы: Вторая Эпоха, Стеб или глум, Нуменор

   

Летописи Арды

главная