Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:28 

Дожить до лета - еще кусочек

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Продолжение вот этого:
chronicles-of-arda.diary.ru/p181444198.htm

Надежды на то, что опъяненные победой ангмарцы будут охранять ворота как попало, не оправдались. Солдат на воротах было немного, но все они были трезвы, а трезвый в день величайшего триумфа солдат - это очень злой солдат.
- Эй, вы! Кто такие? Далеко собрались?
Хельгорн поднял руку, останавливая своих спутников.
- Я Хельг, из обозных. А это пленные, мне их вместо моих ребят дали, - Хельгорн презрительно плюнул в сторону дунаданов. - Моих-то забрали за порядком следить. А собирать все, что еще годное, нужно. Пока окрестные селюки мечи не позабирали себе, на орала перековывать.
Повисло молчание. Затем послышались тяжелые шаги - кто-то спускался сверху.
- Я Ульбар, капитан стражи. Покажи-ка бумаги.
Хельгорн запустил руку под плащ и вытащил оттуда сложенный вчетверо лист.
- Конечно, вот они.
Ульбар развернул бумагу, прошелся по нему глазами.
- Ты меня за дурачка держишь, что ли? Ты хоть знаешь, что здесь написано?
- Ну... разрешение на выход должно быть, - Хельгорн потупил глаза. - Эх... Старая, что ли? Просил же я его, напиши мне бумагу, чтоб от сегодня. Знал, что так выйдет. - сокрушался фальшивый обозный. - А он лыка не вяжет, открыл шкатулку, достал эту бумагу, отдал, говорит, вот те документы. А сам как начал блевать... Ну, я и ушел. Куда деваться?
Капитан прищурился.
- То есть ты не знаешь, что здесь написано.
- Был бы грамоте обучен, стоял бы на вашем месте.
- Ты за языком-то следи. Пойдешь назад. И этих поведешь. Без правильных документов не выпущу. Порядок должен быть.
Хельгорн кивнул, а затем молниеносным движением вцепился в бумагу.
- Я это заберу. С меня спросят. Он, знаете, хоть и пьян, а все наутро помнить будет.
- Ничего ты не заберешь, - капитан вытащил кинжал. - Брось документ.
- Не могу! - запричитал Хельгорн. - Или дай мне другую бумагу, где будет, что ты эту забрал. Сам говоришь, порядок должен быть.
На несколько секунд повисло напряженная тишина, было слышно только частое дыхание этих двоих.
- Да хрен с тобой, - выдавил, наконец, Ульбар. - Не замечу, что просроченный твой пропуск. Только и ты никому не говори. Понял? А то найду и шкуру спущу.
- Конечно, конечно. - Хельгорн закивал, но лист отпускать не спешил.
- Открыть калитку, все нормально у них, - приказал капитан, затем тихо добавил. - Бумагу-то отдай.
Обмен состоялся - свобода на документ, и вскоре дунаданы были уже за крепостными стенами.
- Ты действительно не знал, что там написано? - Эрендиль первым решил прояснить довольно подозрительную ситуацию.
Хельгорн тихо засмеялся.
- Да ладно тебе. Ангмарский несложно выучить. Он нашему родственный. Да и письменность наша... вернее, эльфийская.
- Тогда что там было? И что произошло, почему этот Ульбар так быстро передумал?
- Долговая расписка на солидную сумму от небезызвестного человека. Такую сумму, что вам всем хватило бы на пару лет. Я эту штуку давно за собой ношу. На такой вот случай берег. Оттого и вцепился я в листок. Так что выбор у капитана был прост - или нас пропустить, или порвется расписка, и плакали его денежки. Он-то небось уже успел представить, какую жену себе купит и какого коня...
Эрендиль неопределенно хмыкнул. Хельгорн по-прежнему казался подозрительным.
- Главное, чтоб не хватились, что нас долго не будет. Сам понимаешь, быстро идти не каждый из нас может. И дальние переходы тоже не всем под силу.
- Что ж ты так боишься лицо потерять? - почти шепотом ответил Хельгорн. - Ладно, сейчас остановимся.
- Эй, - вспыхнул Эрендиль. - ты...
- За языком следить? Да, мне не столь давно это советовали. Остановимся вот за тем камнем, передохнем полчаса. А за капитана не волнуйся. Если мы не вернемся, он только вздохнет спокойно. На Арведуи или принцев никто из нас не похож, а то, что выпустил простых дунанадов, так это не страшно. Наоборот, можно не волноваться, что кто-то придет расписку требовать.
*
Последний месяц окресности Форноста Эрендиль видел лишь со стены. Сейчас в его голове мешались воспоминания о том, каким был холм до этой зимы и каким он был еще вчера. Возле этого камня цвели нежно-розовые цветы. А вот здесь стояла катапульта. Долго стояла, но подожженные стрелы и мощная балиста в конечном итоге с ней расправились. Обломки все еще валялись, не нужные никому. Дальше, у подножия холма, виднелись следы костров. Шатров почти не было - их начали сворачивать еще днем, когда стало ясно, что ночь ангмарцы проведут уже в городе.
Еще дальше, за пределами лагеря, можно было разглядеть остатки от совсем других костров - погребальных. Своих убитых ангмарцы сжигали. А вот врагов отдавали на съеденье оркам.
- Сворачиваем на запад, - скомандовал Хельгорн. - На юг, до Бри, порядка ста миль. Нашими темпами идти несколько дней. И не та местность, где можно спрятаться. Выйдем к Барандуину. До него втрое меньше идти.
- Был бы здоров - к утру был бы на другом берегу, - заметил Эрендиль.
- Да кто его знает, что там, за рекой? - вмешался в разговор еще один дунадан, из тех, кого Хельгорн нашел раньше. - Враг погнал наших на запад. Наши не вернулись, а вот что стало с ангмарцами - неведомо. Может, в Шире давно хозяйничают.
- Может быть. - кивнул Хельгорн. - Если так - спустимся по реке. А дальше - на восток через чащобу...
- И могильники? - недоверчиво переспросила Исильвен.
- Давайте сначала до Барандуина дойдем. Может, те ангмарцы тоже полегли где-нибудь в районе Аннуминаса.
Не так-то просто отогнать мрачные мысли. Одно дело - когда идешь куда-то, зная, что там точно спасешься. Тогда и раны не так тревожат, и усталость меньше чувствуется. Совсем другое, когда идешь в неизвестность, и то ли спасение тебя ждет, то ли гибель.
Ветер усилился, стало заметно холоднее. Эрендиль подумал, что с падением Форноста пришел конец и относительно мягкой погоде Артедайна. Король-чародей позаботится, чтоб здесь стало как в Ангмаре - долгие лютые зимы и короткое лето, существующее лишь для того, чтоб люди могли худо-бедно прокормиться.
- Разошелся колдун, - словно прочитав мысли Эрендиля, заметил один из его новых спутников. - Празднует, силу показывает.
Эрендиль кивнул.
- Да, - продолжил говоривший. - меня зовут Анборон. А то все идем, молчим, друг друга подозреваем.
- Никого я не подозреваю. Разве что в сумасшествии, но тогда сразу всех. Идем неясно куда, неясно зачем, и неясно, кто и что нас там ждет. Безумие как есть.
- Кажется, некоторых здесь надо было оставить в городе, - вмешался Хельгорн. - Там все было предельно понятно. А у некоторых еще были грандиозные планы, так?
- Не поверишь, но были, - огрызнулся Эрендиль. - Нам нужно было лишь пару дней пересидеть в подвале. Люди бы нас не учуяли, а орков должен был сбить с толку запах оставленных наверху трупов.
Хельгорн скептически хмыкнул.
- Тем не менее, орк вас вычислил. И вы вчетвером, заметь, не справились даже с одним.
- Говорю же, нам нужно было время. Два дня, не больше. Настойки и припарки, которые делала Исильвен из королевского листа и еще балрог знает чего, не слабее колдовства Ангмарского короля. Еще вчера утром я пошевелиться не мог. Сломанные ребра, отбитые органы. А сейчас, как видишь иду. Просто не повезло и не хватило немного времени.
- Просто ты просчитался, был опозорен, не сумев защитить девушку, и теперь злишься на себя, а заодно на меня. А в том, что план был твоим, я почему-то не сомневаюсь.
- Ну... - Эрендиль понизил голос, - в одном ты прав. Я ошибся, доверив Исильвен убить спящего, как нам думалось, орка. Должен был сам это сделать. В остальном своих просчетов не вижу. Выждали бы время и устроили бы ангмарцам веселую жизнь. Ненадолго, но вкус победы это бы им испортило.
- Тогда почему не остался? Спрятался бы в другом доме. Зачем с нами пошел?
- Ты смеешься надо мной, Хельгорн. Это дело не для одного. А Исильвен и парни явно хотели выбраться больше, чем продолжать воевать.
- Это тебя расстраивает?
- Это меня бесит. Ладно, Исильвен. Девицам положено от войны убегать. А эти двое - воины, хоть и новобранцы.
- Считаешь их трусами? А они всего-то хотели исполнить приказ своего князя.
Эрендиль фыркнул.
- Меня-то за дурака не держи. Нет никакого приказа. Новичкам лапшу на уши вешай. Или ангмарцам-стражникам, у тебя неплохо получилось.
Хельгорн покачал головой.
- Князю нечего было дать мне в подтверждение своих слов. Даже бумаги у нас не оставалось уже. Не хочешь - не верь, право твое. Но пока я веду этот отряд, ты хотя бы не бунтуешь. Ясно?
- Да какой там бунт? - пожал плечами Эрендиль. - Просто не верю я тебе. А хотел бы верить.
*
К утру прошли едва ли треть пути. Жалкие десять миль. Час для конного - и то лишь из-за неровной местности.
Если бы только не четверо раненых на десять человек отряда... Будь они все целы, к полудню были бы в барандуинских камышах. Да здоровые могли бы и продолжать путь. Усталость не преграда для дунаданов, а особенно – для арнорцев, привыкшим к долгим пешим путешествиям.
Но эти десять миль стали пределом, на который были способны раненные. И им требовался отдых. Особенно ослабел Брандир, чье состояние было самым тяжелым.
А вот лучницу Эмервен стоило увести подальше как можно скорее. Ран у нее не было, но двигалась девушка все равно словно умертвие из могильников и слабела с каждым часом. Исильвен слышала о черной немочи, но раньше никогда не видела. Говорили, что этот недуг поразил немало народу из тех, кто сражался снаружи Форноста. Кто-то сам выкарабкался, другим помогли, а некоторые, как говорили, оставляли войско и исчезали невесть где.
Ни один лекарь не взялся бы пообещать такому человеку, что вытащит его. Многое зависело от самого больного, от его желания жить. А какое уж тут желание, думала Исильвен, Тут и у остальных-то руки опускаются. Поэтому и нужно было поскорее привести Эмервен в безопасное место – крыша над головой и теплый очаг помогли бы пробудить и в девушке огонь жизни.
Отдыхать решили до полудня, а после снова двигаться в путь. Ближайшие часы обещали быть ясными, солнце поднималось по безоблачному небу, согревая промерзших за ночь дунаданов. Из сухих деревьев, что росли между холмама, соорудили что-то вроде настила на холодной земле, развели костер.
Взгляд Исильвен зацепился за траву, застрявшую между поваленными стволами. Листья ее были сухими и скрученными, но форма угадывалась. Значит, где-то неподалеку есть еще. Сейчас февраль, думала Исильвен. Трава всходит и зимой, во время оттепелей, так что шанс найти ацелас среди овсяницы и мятлика существует.
Девушка прошла несколько метров, присела и отодвинула сухие листья. Глаза не подвели ее, сквозь подгнившую траву пробивалось несколько ростков королевского листа.
- Голова болит?
Исильвен обернулась. На нее сочувственно смотрел Таркиль, гондорец. Он был посыльным Эарнила, только в Арнор попал очень невовремя. Вариантов у него оказалось ровно два – спешно отступать в Форност вместе со всеми или пытаться прорваться через ангмарцев.
Подраться и пострелять, впрочем, посыльный оказался не дурак, и на стенах его видели часто. Но когда ворота пали, гондорец решил, что геройство хорошо, а умереть он хочет дома, или хотя бы за свою родную страну. Поэтому Исильвен не удивилась, увидев его среди прочих беглецов.
- А должна болеть? – не поняла вопроса Исильвен.
- Иначе зачем тебе понадобилось вот это, - Таркиль указал на еще не сорванный ацелас.
-Ну… - Исильвен слегка растерялась. От головной боли, ацелас, конечно, помогал, но ей бы и в голову не пришло переводить ценный лист на такую глупость. В конце концов, существовала масса других трав, способных справиться с мигренью. – Вообще-то я собираюсь поставить на ноги Эмервен.
- Серьезно? – Таркиль внимательно посмотрел на Исильвен, пытаясь понять, серьезно ли она это говорит. Черный юмор, пожалуй, все, что оставалось потерявшим все арнорцам, но шутить об угасающей Эмервен было бы слишком даже в такой ситуации.
- Собираюсь серьезно, а выйдет или нет, одному Эру известно. Трава свежая, сил еще не набрала. Да и зимняя она, слабее летней будет. А все ж лучше, чем ничего.
- Так ты родственница князю, – скорее сказал, чем спросил Таркиль. – Слышал, что в их руках это растение творит чудеса. А вот если обычный человек приготовит отвар, - гондорец пожал плечами, - разве что от головной боли поможет.
- Понятия не имею. – честно призналась Исильвен. – Но моя наставница поднимала с помощью королевского листа почти мертвых. И ее подруга тоже. Может, у всех арнорцев кровь королевская, - засмеялась девушка.
- А, может, у нас в Гондоре трава другая, - сник Таркиль. Было что-то в дунэдайн, что жили к западу от Мглистых гор такое, чего не было у гондорцев. И это уязвляло Таркиля.
- Да дичка у вас там растет, - согласилась Исильвен, но шутила ли она в этот раз или говорила серьезно, гондорец не определил.
*
Исильвен с тоской смотрела на собранную траву. Хватило бы одному. Или Брандиру, или Эмервен. Полностью не исцелило бы, но позволило бы не волноваться за них еще какое-то время. А еще хоть немного стоило оставить Гильдору и Эрендилю, чтоб не вернулся недуг.
Половину листьев Исильвен измельчила и смешала с воском – к счастью, небольшой запас его еще оставался. Вторую часть она залила кипятком и отдала Хадору – светловолосому воину, который ни на шаг не отходил от Эмервен. Когда ангмарская конница разделила дунаданское войско надвое, эти двое и Анборон были в той части войска, которая приняла на себя основной удар. Волей судьбы лишь они трое выжили из всей своей сотни. Странная удача, такая же как у Таркиля – дважды избежать неминуемой смерти, сперва спрятаться в Форносте в числе последних, а после чудом из него бежать.
Исильвен видела, что если бы не недуг Эмервен, если бы не желание ее спасти, Хадор остался бы в городе – сражаться до последнего. Этим он напоминал Эрендиля. Только для Эрендиля это был вопрос мести и ненависти, а для Хадора – долг перед князем.
Теперь вот Хадор сидел напротив Эмервен с горячей кружкой и что-то рассказывал, а девушка смотрела невидящим взглядом вдаль. Что-то этих двоих связывает, подумала Исильвен. Что-то помимо воинской дружбы.
Настал черед заниматься Брандиром. Хельгорн с Анбороном уже соорудили для него носилки из двух крепких стволов и плаща. Хорошая идея. Размотав бинты, Исильвен с трудом сдержала вздох. Не нужно было, чтоб Брандир понял, как обстоят дела. Догадываться-то он догадывался, но одно дело – предполагать что-то, а другое – увидеть подтверждение своих мыслей в глазах лекаря.
Рана гноилась, воспаленная область вокруг увеличилась.
- Смотри, что я принесла, - Исильвен поднесла к лицу раненного коробочку с приготовленной мазью. – Теперь тебе просто придется поправляться.
- Ясно, - Брандир выдавил из себя улыбку. – Придется. Лекарь это не сотник и даже не тысячник. Лекарь даже князю указ.
- Лежи тихо, - девушка промыла рану и разложила на коже мазь. – А не то сутки не спавший лекарь промажет. Или забинтовать забудет. Так и поедешь.
- Поеду?
Он не понял, что носилки для него, догадалась Исильвен. Думал, для Эмервен.
- Лекарь это не сотник, - ответила она Брандиру его же словами. – Так будет быстрее, а это сейчас важно.
Смотав грязные бинты, Исильвен сложила их в сумку, прикидывая, есть ли смысл уже ложиться – до полудня оставалось чуть больше часа.
*
Хадор молча поднес кружку с травяным чаем к губам Эмервен. Все слова, которые могли поддержать девушку, уже давно были сказаны – о том, что скоро придет подкрепление с юга, что Форност будет отвоеван, а их маленький отряд не позже, чем следующим утром будет в Шире завтракать у гостеприимных хоббитов. Хадор как мог растягивал описание тепла и уюта хоббичьих домов, но слова закончились задолго до привала. Да и сейчас она их уже не услышала бы.
Теперь надежда была лишь на чудодейственный напиток и на то, что в Шире Эмервен станет лучше. Сам Хадор лучше других знал, что происходит в душе у тех, кого поразила черная немочь. В самом первом бою этой войны он и сам не заметил, как в пылу атаки вырвался вперед и в какой-то момент оказался лицом к лицу с самим повелителем назгулов.
Что было после того, Хадор помнил плохо. Мир вокруг потерял краски, звуки стали похожи на эхо, все происходящее вокруг стало далеким. Словно читаешь летопись и представляешь себе происходящее, а не участвуешь в нем. Одна картинка сменяла другую, а Хадор по-прежнему был лишь наблюдателем.
Потом его привели в какой-то шатер. Называли по имени, что-то рассказывали, касались. Касания вызывали лишь раздражение, хотя роль свою сыграли, не давая окончательно порваться хрупкой связи с миром живых.
Голоса становились все глуше, образы – все более расплывчатыми, похожими на пятна света в окружающей тьме. Хадор перестал различать лица – впрочем, само слово «лица» перестало что-либо значить. Наконец, и пятна стали угасать, как гаснет кружок света вверху, когда погружаешься все глубже и глубже в воду.
Затем было прикосновение. Вначале оно заставило Хадора дернуться, словно от ожога. Боль становилась терпимее, затем ушла, оставив лишь чувство тепла в том месте, где Хадора коснулась рука.
Во тьме засияли две звезды, и впервые Хадор ощутил хоть какое-то желание, желание дотянуться до этого света. И он потянулся. Темнота стремительно рассеивалась, звезды превратились в светло-серые глаза, затем проступило лицо, окаймленное темными волосами, появились звуки, знакомые голоса звали «Хадор», и он понял, что это его имя.
- С возвращением, воин, - произнес тот, кто вытащил его из тьмы.
Хадор сел. Голова кружилась, тело бил озноб, но теперь он уже понимал, кто он, где находится, и кто перед ним.
- Я сказал бы, что буду сражаться за вас до смерти, мой князь, - произнес Хадор. – Но я уже приносил присягу, и мне нечем больше вас отблагодарить.
Арведуи рукой коснулся лба Хадора.
- Не благодари. Ты исполняешь свой долг, я - свой.
Вот так Хадор и увидел Арведуи вблизи – первый и последний раз. До этого он видел князя лишь издалека. После, со стен Форноста, видел лишь знамя того, кто почему-то остался снаружи и не желал уходить. А когда знамя перестало появляться, Хадор отчего-то знал, что князь еще жив. Словно тонкая невидимая нить связала их после того исцеления.
Выпив содержимое кружки, Эмервен еле заметно кивнула. Хадор чуть не подскочил от счастья. Не произнесла ни слова, не улыбнулась, не перестала смотреть в одну точку. Но это был шаг к исцелению. А затем она встала. Опираясь на Хадора, но по собственной воле.
- Ты умница, - обнял ее Хадор. – Ты справляешься. Идти сможешь?
Эмервен молчала. Неужели он рано обрадовался? Минутное облегчение – а затем недуг снова взял свое. Ведь Исильвен – не князь Арведуи, не наследник Аранарт. Даже с помощью королевского листа ей не сотворить чудо… по крайней мере, за раз.
Через несколько секунд Эмервен все-таки кивнула. И остранилась.
*
Торонмир походом тяготился. Хутор его родителей находился южнее и восточнее Форноста. Убегая из захваченной крепости, парнишка надеялся распрощаться с остальными как можно быстрее и пойти своей дорогой. Матери и сестрам сейчас понадобилась бы его помощь. Что с того, что ему всего пятнадцать? Он пережил Форност. Сбежал на войну, оставив на кровати короткую записку. Сбежал без гроша, с отцовским луком и топором – теми самыми, с которыми отец пять лет назад последний раз на волка ходил, да сгинул. Даже меча не было.
Уже в Форносте ему выдали поношенный нагрудник и наручи. Меч же, сколько Торонмир не просил, ни один из кузнецов ему не выковал. Все лишнее железо, в том числе и оружие погибших, шло на арбалетные болты и наконечники для стрел. Так и вышло, что мечом Торонмир обзавелся лишь в самый последний день. Когда всем уже стало не до перековки.
А меч Торонмир выбрал красивый, дорогой. Из-за этого чуть и не погиб, когда повстречал Хельгорна.
Пожилой воин со своим арбалетом возник словно из ниоткуда.
- Отдай-ка мне этот меч, и я, так и быть, пощажу твою молодость.
Торонмир принял арбалетчика за ангмарца. Вражеская эмблема на сюрко, явная враждебность. Хоть не стреляет почему-то. Запоздало Торонмир сообразил, что у него самого одежды, выдававшей защитника Форноста, не было. Выходит, ангмарец счел его своим, а сейчас просто пытается отобрать ценную добычу? Что ж, он, Торонмир, ему подыграет.
- Видишь трупы возле той стены, - махнул он рукой в сторону. – Я нашел этот меч там, и поверь, там подобных красавцев хватает. Выбери, какой на тебя смотрит.
- Отдай меч, - ангмарец не опускал арбалет. – Этот. Сейчас.
- Ладно, - пожал плечами Торонмир. Против арбалета у него шансов не было. – Найду себе другой.
С мечом прощаться не хотелось, и Торонмир все никак не мог заставить себя положить оружие на землю.
- Не ходи в ту сторону, - предупредил ангмарец.
- Это почему же?
- Потому что буде идут орки, и на твоем месте я не стал бы спорить с ними о добыче.
При упоминании об орках Торонмир рефлекторно принял боевую стойку.
- Парень, - ангмарец почему-то опустил арбалет. - А ты часом не арнорец?
Торонмир прикусил губу. Его раскрыли. Ну что ж, самоуверенность ангмарца его же и погубит. Взмахнув мечом, Торонмир молнией прыгнул вперед.
Ангмарец оказался ловчее - выпустив из рук арбалет, он сам шагнул вперед и вправо, левой рукой перехватил запястье своего противника, а в следующий миг правая рука с кинжалом в ней прижалась к горлу Торонмира. И как только успел?
- Не пытайся продавить. А теперь слушай. Мы на одной стороне. Да, я одет как ангмарец. Но и тебя я не сразу раскусил. Сейчас ты выпустишь из рук меч. Я отойду. Затем поднимешь свое оружие и, коль оно тебе так дорого, спрячешь его хорошо под одежду. На будущее же запомни – твои вещи должны стоить одинаково. Хороший меч на фоне тряпья просто кричит, что ты его с кого-то снял. И найди себе кинжал или нож. Если бы я не заметил, что у тебя нет ни того, ни другого, мне пришлось бы придумать более сложный маневр.
Торонмир помедлил и разжал пальцы. Меч звякнул о камни. Арбалетчик свое обещание тоже выполнил.
- Меня зовут Хельгорн. И я хочу выбраться отсюда. Заодно прихватив с собой пару-тройку тех, кто не видит смысла геройствовать дальше.
- Я бы пошел с вами, - произнес Торонмир. – Возьмете?
- Пойдем. И переходи на «ты». Я не старец. А ты, коль взялся за меч, не малец.
Так и вышло, что Торонмир пошел с Хельгорном. Вскоре они наткнулись на гондорца, Таркиля, а затем на Хадора, Эмервен и Анборона. Вернее, это Хадор с Анбороном вылезли из укрытия на звук драки, когда Хельгорн и его два спутника нарвались на пятерку орков.
Орков одолели, а отряд разросся до шести человек. Оставалось дождаться сумерек – по светлому времени бежать было более рискованно. Но Хельгорну на месте не сиделось. Сказал, что отойдет ненадолго, а вернулся еще с четверыми, двое из которых и передвигались-то с трудом.
В этот момент Торонмир и решил для себя – как только чуть отойдут, он скажет Хельгорну спасибо, попрощается со всеми и пойдет сам. Раненные будут изрядно тормозить весь отряд, а Торонмир хотел попасть домой поскорее.
А затем еще и оказалось, что идут в другую сторону. На привале Торонмир несколько раз подходил к Хельгорну, но отчего-то слова застывали в горле. Что если понадобится помощь, да хоть те же носилки нести, или, как сейчас на привале, дрова собирать. А он, Торонмир, бросит всех, и выйдет, что благодарность его Хельгорну будет лишь пустыми словами.
Ладно, решил Торонмир. Дойдем до Шира. Тогда и попрощаемся.
*
В темноте, наступившей по-зимнему рано, беглецы чуть было не прошли мимо стоянки у подножья холма – из всего отряда Анборон единственный заметил шатер. Еще издалека было ясно, что лагерь оставлен – костер был потушен, запахов еды тоже не было.
Был другой запах – его Анборон и Хадор учуяли, когда подошли ближе к лагерю, в то время как остальная часть отряда остановилась.
Так пахли орки. Но на таком расстоянии дунаданы уже услышали бы хоть какие-то звуки – разговоры или храп. Подойдя еще чуть-чуть, Анборон разглядел три лежащих орочьих тела.
Хадор осторожно заглянул в шатер, затем сделал знак идти назад.
- В шатре жило четверо, - заговорил он лишь когда вернулись к оставшимся дунаданам.
- И трое лежат трупами вокруг костра, - добавил Анборон. – У одного прострелена шея, у другого глаз, третий лежит чуть дальше и похож на ежа, так что не знаю, какая из ран его убила.
- Где четвертый, неизвестно, - подытожил Хадор.
- Стрелы? – уточнил Хельгорн.
- Короткие, - подтвердил Анборон.
- Значит, скоро Шир может навестить карательный отряд, - Хельгорн произнес то, о чем подумали все. – Если тот орк выжил. Там точно жили четверо?
- Да, Хельгорн. В шатре было четыре одеяла.
- То есть свое наш беглец не забрал. Тогда одно из двух. Или до основных частей идти меньше суток, или, что вероятнее, хоббиты не давали ему вернуться, - кивнул Хельгорн. – Если пойдем по следу, узнаем направление и догоним. Или тело найдем, хоть сомневаюсь, что наши друзья из Шира способны на ближний бой с орком. Анборон, когда все произошло?
- Золу не успело развеять или сбить. Думаю, еще утром орки грелись у него.
- Отлично. Надо поторопиться.
Хельгорн окинул взглядом своих спутников.
- Стоило бы, - согласился Эрендиль. – А потом найти героев, которые тут постарались, и объяснить, как делать нельзя и почему.
- Если пойдем все – ни за что не догоним орка, даже раненного, - вмешалась Исильвен. – Те, кому нужна помощь, должны двигаться на запад.
- А если где и есть большой отряд Ангмара, куда мог отправиться наш беглец, то это на севере или на юге. Восток исключаем – мы двигались навстречу и днем, заметили бы.
- Двоих хватит, чтоб поймать одного орка, - произнес Хельгорн. – Остальные вполне могут продолжить путь в Шир.
- Я пойду, - вызвался Анборон. – Это я заметил орочий лагерь, а вы все его пропустили. В темноте я вижу лучше вас всех.
- Я пойду, - в тон ему произнес Хадор. – Мы уже дрались плечом к плечу с Анбороном, нам друг к другу не привыкать.
Хельгорн кивнул, соглашаясь с доводами, но тут раздался голос Эмервен.
- Останься.
Хадор вздрогнул. Голос девушки был почти безжизненным, но это было первое ее слово за последние двое суток. Хадор застыл в нерешительности.
- Мой меч тоже знает, зачем откован, - Эрендиль сделал шаг вперед. – Пусть Хадор остается, а я отправлюсь за орком.
- Давай уж тогда Брандира отправим, - съязвила Исильвен. – Он тоже драться умеет.
- Я могу, - неуверенно отозвался Торонмир.
- Все могут, - прервал его Хельгорн. – Но пойду я.
Взяв одну из хоббичьих стрел, он нарисовал на земле карту. - Как найдете приют, пришлите кого-то к берегу Барандуина. Вот сюда. Не хочу искать вас по всему Ширу.
*
Теперь отряд вел Эрендиль, Хадор был занят заботой об Эмервен, гондорец и мальчишка-хуторянин несли Брандира, а Гильдор просто ни разу не был в этих местах. Хельгорн и Анборон ушли на север – кровавый след вел в том направлении.
Холмы остались позади, земля становилась все более мягкой, пропитанной влагой. Это значило, что до Барандуина осталось совсем немного. Меньше мили. Вербы, камыши. Выйдя к ручейку-притоку, Эрендиль повел отряд вдоль него, надеясь вскоре дойти и до самой реки.
Небо на востоке светлело. Или Эрендилю хотелось так думать? Может, зрение обманывало его, может разум после двух суток напряженного бодрствования обманывает? Что если он, Эрендиль, сейчас спит? Ноги идут, глаза смотрят, но не видят того, что есть, а разум рисует приятные картинки? В камышах притаился враг, но Эрендиль не заметит его, потому что…
Рефлексы заставили Эрендиля броситься на землю и откатиться раньше, чем стрела достигла того места, где он только что стоял.
Короткая. Хоббитская.
- Sereg annun! – крикнул он. - Король и Звезда! Свои, говорю!
- Докажи! Королевский клич все знают.
Эрендиль сдернул с шеи цепочку со звездой и швырнул ее в направлении, откуда прилетела стрела.
- Этого достаточно?
Послышалось хлюпанье шагов.
- Не могу найти.
Эрендиль выругался.
- Смеешься? Ей больше тысячи лет. Видит Варда, не найдешь…
Что будет, если стрелок не найдет звезду, Эрендиль не сказал. Сам он знал, куда точно улетел амулет. Больше – намеренно бросил так, чтобы рассмотреть стрелявшего, пока тот будет искать. Мало ли.
Впрочем, предосторожность была ненужной – стрелок действительно оказался хоббитом.
- Нашел. Не похожа она на древность.
Потому что ей тридцать лет, как и мне, - усмехнулся про себя Эрендиль.
- И?
- Вставайте. Пойдем.
Эрендиль выкатился из укрытия и встал. Напротив стоял хоббит с луком, чуть подальше было еще двое.
- Все хорошо, - поднял он руку, давая знак остальному отряду. – Кажется, мы нашли, где ночевать, - он вопросительно посмотрел на хоббитов.
- Боффин Лотран, - представился хоббит. – Мой брат Брандибрас и сестра Розалинда. Если поторопитесь, то успеем к обеду.
Хоббиты вывели дунаданов к своей лодке. Барандуин замерзал нечасто, лишь в самые лютые зимы. Но и тогда лед был ненадежен, а идти по нему - опасно.
Эта зима еще не успела показать зубки, так что заледенела река только у берегов.
- Как вы, громилы, собирались перебраться? – поинтересовался Боффин.
- Здесь полно камыша, - пожал плечами Эрендиль. – Из них тоже можно сделать лодку.
- Серьезно? – встрял в разговор Брандибрас
- Запасной план был встретить вас. Вы ведь не вплавь добирались?
Брандибрас указал рукой на лодку, вытащенную на берег чтоб не леденела.
- Обижаешь.
Хадор обнял Эмервен.
- Мы почти дошли, - прошептал он. – Продержись еще чуть-чуть.

@темы: Третья Эпоха, Дунэдайн, Арнор, Ангмар

Комментарии
2012-11-27 в 00:19 

naurtinniell
Я подчинился зову сердца, Но, как обычно, голова По результатам оказалась Права.
Продолжение! Продолжение! Больше хоббитов, больше хороших людей))
Замечательная вещь, спасибо огромное!

2012-11-27 в 00:23 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
ой)
будет продолжение.

2012-11-27 в 09:29 

naurtinniell
Я подчинился зову сердца, Но, как обычно, голова По результатам оказалась Права.
Melwyn, испугала?) А продолжения очень хочется.

2012-11-27 в 12:57 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
испугала?)
Да просто не ожидала коментов. Я не плодовытый автор, но последнее время с коментами вообще настолько не густо, что это очень неожиданно.
(такое ощущение, что народ подостыл к фикам. Перекормили. И многакоментов только у фиков по холиварообразующим темам)
А здесь вдвойне приятно, потому что тема не из популярных, фик пишется как-то тяжко (оно понятно - сюжета на три драббла, а тяну приличного размера миди), но очень уж хочется его сделать.

2012-11-27 в 13:25 

Гэллиан
Некроманты, как и саперы, ошибаются только один раз...
Melwyn, времени начать читать пока не было, но в загладки себе добавил и обязательно прочту. Уж очень тема интересная)))

2012-11-27 в 15:15 

naurtinniell
Я подчинился зову сердца, Но, как обычно, голова По результатам оказалась Права.
Melwyn, просто тематика лично мне очень близка - я люблю про людей и про войну, хотя сама писать и не умею. А в сто двадцать пятый раз про Феанора уже скучно.
Так что оно очень в настроение было)))

2012-11-27 в 15:15 

naurtinniell
Я подчинился зову сердца, Но, как обычно, голова По результатам оказалась Права.
Melwyn, просто тематика лично мне очень близка - я люблю про людей и про войну, хотя сама писать и не умею. А в сто двадцать пятый раз про Феанора уже скучно.
Так что оно очень в настроение было)))

   

Летописи Арды

главная