21:40 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
И снова категорически не могу придумать название.

Вчера было детство. Просторные залы дома Элронда, вечно неспешные его обитатели.
Вчера было детство. Загадки и тайны – почему люди в пыльных плащах приходят к его матери? О чем они подолгу разговаривают? И почему на это время она отсылает его, своего сына, подальше от себя? Бывало, правда – гости заставали Гилраэнь и Эстеля вместе; тогда мать становилась подчеркнуто учтива и холодна, словно рядом с ней чужое дитя.
Эстель не задавал вопросов. Он понимал, что ответов не будет. И все же тайна происхождения не давала юноше покоя. Кто он? Почему об отце говорят лишь, что он был великим воином и хорошим человеком? Вероятно, владыка Элронд был с ним дружен, но тогда в Имладрисе сохранились бы портреты – так же, как Элендила, Исилдура, Аранарта. А если нет – тогда что они с матерью, люди, делают в эльфийской твердыне?
Может, дело и не в отце, думал Эстель. Может, причина такой благосклонности владыки Элронда кроется в матери. Мог ли эльф, разменявший шестую тысячу лет, увлечься смертной, да еще и вдовой? Это объяснение нравилось юноше своей романтичностью, но не имело под собой никаких оснований. То, как общались Элронд и Гилраэнь, было не более чем отношениями доброго хозяина и благодарной гостьи.

Сегодня все стало на свои места. Гилраэнь была не просто связующим звеном между оставшимися дунэдайн. Она была вдовой последнего вождя, и все эти годы ее слушали, как его самого. А он, Эстель, оказался сыном Араторна и его потерянным для всех наследником.
Больше. Он был последним потомком гордых нуменорских королей, перед которыми склонялось все Средиземье. Это его предок поверг Саурона и отрубил руку с кольцом. И обломки меча, которых Эстель не смел коснуться, однажды станут единым целым, чтоб лечь в руку Арагорна – не вождя, но князя Артедайна.
Арагорн улыбнулся. В своих мечтах он представил себе будущее – картинку за картинкой. Вот он, неизвестный никому юноша объявляет о своем происхождении и подтверждает его кольцом Барахира. Присутствующие преклоняют колени, клянутся в вечной верности. Вот он, вождь дунэдайн, ведет свой народ к одной из старых арнорских крепостей. Тарбад, Аннуминас или Форност. Да, это будет Форност. Город, оставленный последним князем станет твердыней последнего вождя и нового князя. И пусть орки только попробуют взять эту крепость – это ведь не на мирные хутора нападать. А со временем дунэдайн восстановят и другие города.

...Завтра его нагонит Рок. За то, что так беспечно назвал себя королем. За то, что осмелился назвать свое имя с царственной приставкой. Завтра Арагорн встретит Арвен.
И радужные картины, которые нарисовал себе воспитанник Элронда, разлетятся на осколки. Старая крепость, сражения и осады, не по-королевски скромный быт – не то, что предлагают эльфийским принцессам.
Но это будет завтра. А сегодня он почти король. Король былого и грядущего.

@темы: Третья Эпоха, Дунэдайн

Комментарии
2012-04-02 в 00:37 

julia_monday
Железобетонный канонист
Ну да, именно так...

     

Летописи Арды

главная