13:11 

Эпизод из жизни тёмных проповедниц

~Тень ~ [DELETED user]
— Тяжко мне, сестрица, ох и тяжко...— Сестра Улха поставила красивый узкий бокал на стол и печально воззрилась сквозь него на свою собеседницу.— Нимагу больше.
Сестра Алтэйа слушала, не перебивая. Как одной из младших послушниц Северного Храма, ей ещё не доводилось применять свои знания на практике, превращая жителей севера и северо-востока Арты из просто людей тёмных в почитающих Благую Тьму и Её Властелина. Однако скоро ей предстояло подняться на новую ступень в своём служении, а значит, и пойти в народ. Алтэйа же, будучи от природы девушкой удивительно разумной и удивительно соответствующей своему имени, рассудила, что прежде, чем приниматься за столь важное и ответственное дело, недурно бы порасспрашивать более опытных братьев и сестёр по служению. Само собой, в Храме было множество свитков, повествующих о знаменитых проповедниках, их маленьких радостях и больших невзгодах, подвигах во время гонений на веру и об обретении ими новых учеников, но пытливому уму Алтэйи было мало. Какой-то нехороший голосок внутри неё, принадлежащий если не шестому, то какому-то неизвестному из чувств, цинично предполагал, что это ещё не всё, а в ответ на благочестивые одёргивания неприлично замолкал. В итоге Алтэйа решила, что лучше уж послушаться грешного внутреннего голоса и уцелеть, чем праведно полезть на рожон и окончить свой земной путь. Тем более что времена на Арте-матушке как всегда неспокойные. Поэтому сестра Улха подвернулась как нельзя кстати, и вид у неё был несчастный. Недолго думая, Алтэйа взяла свою жертву под локоть и повела в истерлингскую корчму, бывшую самым приличным питейным заведением на всю округу...и теперь уже битый час слушала бессвязные охи и вздохи, истратив почти все деньги, но так и не решив, что делать дальше.
— Ох и тяжко...— Сестра Улха вздохнула и печально вгрызлась в баранью ногу. Алтэйа постепенно начинала закипать, хотя со стороны и могла сойти за одну из хэлгэайни.
— Уверяю тебя, сестра, я скорблю вместе с тобой, но, прошу тебя...— расскажи мне, о чём!— поведай, что стало причиной твоих страданий.
— Ммм?— Барана плохо прожарили, а так как аппетит у сестры Улхи не ухудшился ни на йоту несмотря на все её страдания, а, может, и благодаря им, мясо застряло в зубах, и освободиться от ноги несчастного животного оказалось делом нелёгким.— А-а-ййй!
— Я сожалею, сестра.— Ладно, хоть зубы целые. Этот баран был явно слебее неё.— Что-то здесь в этот раз неважно готовят.
— Да...— Она махнула рукой, чуть не снеся дорогущие бокалы.— Я неудачница...Нет, я прогневила...чем-то прогневила Великую Тьму... Я недостойна предстать перед Учителем.
Рано тебе ещё представать, ты меня переживёшь, представальщица!
— Да что же случилось?— Алтэйа взяла её за плечи и встряхнула. Вернее, попробовала.— Тебя не сожгли на костре и не изувечили. Ты и была-то...— Великая Тьма, где же она была?— ...была...явно не у белых демонов и не у северных племён.— Будь она там, это было бы известно.
— Да! Я была у та-арков...
Сейчас расплачется и станет красной, а таком виде в Храм нельзя. Скорбь должна быть красивой и...искусственной. Срочно платок!
— Ну у тарков... Это же не так страшно!— Почему-то Алтэйе вспомнилось, как в детстве она учила маленькую сестрёнку не бояться спать одной в комнате.— Они ведь не дикари, и самое большее, что сделают - это голову отрубят. Даже колдовать толком не умеют...
— Эти уме-еют! Это на-аши!
Алтэйа чуть не выронила платок.
— Как наши? Какие наши? Которые морэдайн? Но зачем им проповедовать?
— Зачем?! Они...пропа-ащие, они...они...— Сестра Улха уткнулась в платок и какое-то время Алтэйа слушала только булькающие всхлипывания. Наконец, когда её собеседница таки пришла в себя, девушка как ни в чём не бывало налила ей крепкого чая и приготовилась слушать.
— Я была на северо-востоке, в Доме Чёрного Лебедя.— Теперь сестра Улха говорила таким голосом, будто собиралась поведать о своём путешествии в загробный мир.— Наш учитель и наставник, да продлятся дни его, сказал мне, что наши ангмарские братья ведут победоносные войны, но несут в них немалые потери. Наш долг - помочь им, а для этого следует посетить глав таркских Домов, некогда славных, но пребывающих ныне в праздности...— Ага, праздность - это и наёмничество, и драки с авари и дикарями, и охота на диких орков...В общем, всё, что не война с неверными.— ...и раскрыть им глаза.
Алтэйе как-то доводилось встречаться с морэдайн. Она неплохо провела время, но "открывать им глаза" посоветовала бы только своему заклятому врагу. Надо сказать, Улха ещё легко отделалась. Хотя бы потому, что отделалась вообще.
— И...как?
— Как? Я всё делала, как должно. Сначала песня, потом проповедь, в проповеди притча...
— И...они всё это слушали? То есть дослушали до конца?
— Да!
Хм, хорошее же у них было настроение...
— А потом?
— А потом сказали, что мелодию я переврала, а романов таких тут не читают уже две тысячи лет как.
— Каких романов?— Алтэйа уже догадывалась, о чём речь, и её начинал разбирать смех, но она нашла в себе силы сдержаться.
— Харадских!
— Хм...— Так, теперь самой не заплакать, не заплакать от смеха!— Но ведь они их действительно не читают. Я слышала, читали только во времена колоний...
— Но так ведь это старые! А я читала совсем новый. "Адский Рай" называется. В переводе с харадского - "Тьма Амана". Там была такая сцена с менестерелем! На поле битвы, представляешь? Все кругом дерутся, льётся кровь, а он поёт! Это так...
— И ты сказала об этом в проповеди?
— Ну да! Нужно же подать пример, а они...
— Смеялись?
— Смеялись. А сначала думала, они от жалости плачут, а они...
— ...до слёз.
— Да! Не смеялась только госпожа Аганхиль. Вдова главы клана и хозяйка Дома. Она дала мне что-то выпить, а потом...был какой-то кошмар.
— Она навела морок.
— Точно! Было ужасно, мне казалась, что я посреди какой-то драки, но не уличной, а страшнее. У всех было оружие, это была какая-то мясорубка!
— Это была битва.— И совершенно неважно, какая именно.
— Но там не было никаких правил, я не понимала, где свои и где чужие. Было очень грязно, я подскользнулась и упала, чуть не сбив кого-то с ног. На меня замахнулись мечом, я закрылась лютней...почему-то у меня в руках была лютня...и позвала на помощь. Но стоял такой шум, что я просто не услышала свой голос, а потом...я проснулась.
Сестра Улха судорожно вздохнула, как будто снова пережила этот кошмар.
— А потом? Они предложили тебе остаться?
— Нет. Я сразу ушла, а они не удерживали.— Она сузила глаза.— Да и не осталась бы я с ними, они...они хуже Светлых, они всё изолгали! Я сразу ушла!
Сразу... Нет, ты ушла не сразу, а лишь после того, как тебя отпоили чаем или чем покрепче, а потом ещё наверняка дали кого-то из слуг в провожатые. Иначе ты бы свалилась где-то на дороге и не дошла.
— Алтэ...— И снова в памяти всплыла сестрёнка. Когда родители признались, что это они дарили ей подарки в День Рождения Года, а не добрый дракон Тано приносил их из Земли-у-Моря, у девочки были точно такие же глаза.— Алтэ, скажи, это правда? Ну, вот всё то, а? Что все битвы, даже Великие, это только грязь и кровь, и там нет менестрелей, это правда?
Почему-то у Алтэйи никогда не возникало таких вопросов. Наверное, потому, что в стычке, в простой стычке с эльфами-авари, её дед стал калекой на всю жизнь, а отец, служивший одному из мораданских Домов, и вовсе не вернулся из одного ничем не примечательного похода. Но Алтэйа недаром носила своё имя, и, не разводя долгих неприятных разговоров, просто сказала:
— Пойдём, уже поздно.

@темы: Третья Эпоха, Стеб или глум, Север, Морэдайн, Зарунье

Комментарии
2011-07-28 в 15:36 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
... и как мы видим, черные проповедники бывают разными)
А все же сестра Улха симпатичная.
Кстати, менестрели на поле боя все же нужны, только играть им надо на трубе и достаточно знания трех нот. Чтобы передавать войскам команды вперед, назад, "правым флангом, левым флангом, вобщем кучей"))

2011-07-28 в 15:40 

Melwyn
Ещё какие разные))

Сестра Улха? Да, что-то в ней есть. Она такая, очень непосредственная.

Это да, но имелись-то в виду другие, с лютнями и прочувствованными песнями))

2011-07-28 в 15:49 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
но имелись-то в виду другие, с лютнями и прочувствованными песнями))
Не все такие. Есть те, которые перед боем лютню сжигают.

2011-07-28 в 15:51 

~Тень ~ [DELETED user]
Она это, не знает о них)

2011-07-28 в 15:53 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
А сжигают они лютню, чтоб не было соблазна устроить концерт прямо посреди боя)

2011-07-28 в 15:58 

Melwyn
И покончить жизнь самоубийством? Сур-ровые парни.

2011-08-21 в 19:27 

Серебряный_Ветер
Отличный рассказ. Не до слез пробил, конечно, но позабавил.))) "А еще их убивают, когда бой идет лихой, Когда лезут прямо с лютней в пекло битвы огневой. Меж двумя копнами сена - то ли лютня, то ли меч... Музыкантами покрыты сплошь поля кровавых сеч!' - Лора Бочарова, "Про убитых менестрелей.'

2011-08-21 в 19:33 

Хайме Феаноринг , спасибо)
Не люблю Лору Бочарову, но тут она права.

2011-08-21 в 19:38 

Серебряный_Ветер
~Тень ~, просто, на мой взгляд, она в этой песне удачно раскрыла все стериотипы, связанные с бедными-несчастными менестрелями в песнях и фанфика.

   

Летописи Арды

главная