19:38 

Про авари и не только

Место действия - Зарунье. Эпизод из тамошней жизни. Вопросы и замечания приветствуются.
Когда под ногой что-то чавкнуло, Альдариэн поняла, что пора просыпаться, а когда Велимир плеснул ей в лицо зелёной, пахнущей тиной водой, осознала, на каком свете находится. Оказалось, что пока она грезила наяву и в очередной раз рассматривала картины из своего прошлого, они успели добраться аж до Тихой и теперь хлюпали по её топкому от дождя берегу, по щиколотку проваливаясь в серо-бурую грязь. Западный или Мордорский тракт остался точно по правую руку— уже вторую ночь по дороге перегоняют орочьи отряды, и не надо бы попадаться им на глаза. Но сбиваться с пути не следует, даром, что Велимир знает этот лес как свои родовые знаки, вышитые материнской рукой у него на рубашке, а сама Альдариэн видит в темноте получше местных котов и может почувствовать приближение врага даже спя на ходу. Но возможно, именно поэтому она понимала, что в этом лесу нужно вести себя осторожно. Он не любит гостей, этот лес, а если они всё же наведываются, то...что с ними случалось, никто не знал, потому что преданий о покорителях этого опасного места или хотя бы о счастливчиках, сумевших вернуться назад, не сохранили ни Шесть Домов, ни тем более народ Велимира. Впрочем, у них-то как раз и не было в этом надобности, ведь они оказались единственными существами, которых лес принял. Нет, они не стали желанными гостями, которые могут приходить и уходить, когда вздумается, они просто поселились на окраине Леса, дали имена его странным обитателям и постепенно стали своими. Породнились, как сказал однажды Велимиров дед.
— Ты осторожнее давай, топко тут. Провалишься ещё.— Если бы Альдариэн не знала, что Велимир всего лишь молодой веснушчатый парень, она бы приняла его за сурового витязя из легенд его же племени. Серьёзного и с бородой.
— Провалюсь так вылезу, а ты что думал? Что водяной меня на дно утащит?
— Или другая пакость какая. И не накликивай. Сладить-то я, может, и слажу, но чего на рожон лезть? Мы не за ягодами сюда пришли.
— Что да, то да...
Каштановая прядь выбилась из-под тряпичного ободка, и заставила эльфийку остановиться.
— Я сейчас, с волосами разберусь.
Велимир обречённо вздохнул, но когда задубевшие от холода пальцы Альдариэн смогли справиться с непослушными космами, она увидела что в зелёных глазах пляшут искорки смеха. А потом на широком лице появилась добрая и понимающая улыбка.
— Устала ты.
— А кто не устал, ты?
— Я не устал.
Вот как спорить с таким...ну ладно, упрямым? И ведь он добра хочет.
— Устал-устал, вон какие круги под глазами. Думаешь, я не вижу?
Велимир отвернулся.
— Мы, мужчины, на то и созданы, чтобы уставать и вас, женщин, оборонять.
— Ну так обороняй, кто ж тебе мешает? Стихами-то говорить всяко проще.— Альдриэн жила не первую тысячу лет и таких разговоров слышала столько, что уже не спорила. Только отшучивалась. Но и это не всегда помогало.
— Так тяжело ведь оборонять, когда вы сами в пекло лезете.
Эльфийка знала, что разговор пойдёт по кругу и отвернулась, разглядывая чащу. Однако будущий витязь понял её по-своему.
— Только не обижайся, ладно? Ну Мать нас такими создала, разными. Разве это моя вина?— При этом вид у него был такой, что Альдариэн чуть не прыснула. Она не стала говорить, что если эта самая Мать и существует, то ей нет до неё никакого дела, а просто пошла на мировую. Благо, удивительно сложный и при этом поражающе богатый язык его племени она знала довольно хорошо.
— Ладно, мир. Ты же любишь мир, да?
— Да кто ж его не любит?— Он перевёл взгляд туда, где, если верить лесному мху, находился запад, и черты его лица как будто бы стали более резкими.— Только пока эту погань не прогоним, не будет у нас мирного житья.
Альдариэн проследила за его взглядом. Тропа уже давно забирала вверх, и идти становилось легче. Лес постепенно редел. Ещё немного, и будет виден мост, а потом и вильнувший влево тракт. Надо только на холм подняться.
— Мда, так и дошли до орков...
— Если только мы, так оно и ладно.— Размышления об устройстве мироздания Велимира явно больше не занимали.— Не угораздило бы нашего непутёвого гостя на них нарваться. С него станется. — Он опустил голову.— Я, конечно, не хочу о нём чего плохого сказать - гость он и есть гость - но вот находит же он вечно всякую дрянь. Или она сама к нему липнет?
Когда в Холме Шестого Дома появился этот непонятный странник, Альдариэн в очередной раз оценила образность велимирова языка. Гость был странником в самом прямом смысле этого слова, ибо странностей у него хватало с избытком. То, что незнакомец не говорил на аварине, Альдариэн к странностям не относила, мало ли, но незнание мордорского койне было чем-то удивительным. Нельзя сказать, что Альдариэн этот язык любила, совсем нет. От звуков, больше всего напоминавших клёкот и шипение, её перестало коробить далеко не сразу, но на расстоянии от Мордора до Зарунья благодаря Чёрному Наречию все понимали всех. А он понимать отказывался. Говорил, что это ему не нужно, ведь таким, как он, не нужно уже ничего. Он не хотел оставаться и порывался уйти, несмотря на то, что снаружи была жуткая метель. Альдариэн слышала, что его нашли неподалёку от Холма, он лежал в снегу и, щурясь, смотрел на скрытое снежной круговертью небо, пытаясь там что-то разглядеть. Понятное дело, его никуда не отпустили. Постепенно он начал понимать язык народа Холмов, но рассказывать о себе не спешил. Всё, что удалось от него узнать о его прошлой жизни было: "Я проклят и приношу несчастья". Он свято верил в это и не хотел оставаться с ними, но обычай гостеприимства чтут не только у родичей Велимира, и его решили не отпускать до весны. Думали, что приживётся и останется, но оказалось, что он был прав. Зима выдалась такой, что свой самый страшный ночной кошмар Альдариэн почти не боялась: огненные реки- это, конечно, жутко, но они далеко, а мороз, заставлявший стекленеть всё живое - рядом. Весна всё-таки пришла, но все плодовые деревья вымерзли. Причём, как оказалось, именно у Шестого Дома... К гостю хуже относиться не стали, но когда он вновь захотел уйти, не удерживали. И всё бы ничего, но, спустя день, глава рода лишился единственной дочери...

— А к милейшей Ильвене что тогда липнет?
— Наверное, любовь.
Альдариэн и сама знала ответ на этот вопрос, но рассуждать о проклятиях не хотелось. А Велимир продолжал.
— Ты её не ругай, она ведь дитя под сердцем носит.
Альдариэн только вздохнула, в очередной раз уверившись, что влюблённые, они какие-то больные.
— Ну ладно, если уж к кому несчастья и липнут, то ко мне. Меня её отец отправил сюда, помириться захотел, а тут вон как всё получилось... Хотя, на диких орков они наткнулись без моей помощи. Или это не дикие были?
— Дикие. Мордорские сюда не забредают, а этих иногда заносит.
— Ага, но разницы особой нет, я думаю. Ладно, хоть убежать успели. Но вот куда...
— А сюда.— Велимир отбежал в сторону и нагнулся, рассматривая что-то, лежащее у корней огромной и очень старой сосны. Хотя нет, ещё кого-то.
— Он ранен.— Альдариэн в два прыжка преодолела нужное расстояние и теперь сидела на корточках, слушая биение сердца и вглядываясь в неестественно белое лицо эльфа.— Похоже на яд. Простой, но страшный.
— Сейчас замотаем.
Треск отрываемого рукава показался слишком громким, но почти тут же настороженную тишину Леса разорвал ещё один звук. После недавних дождей мощёный тракт был весь покрыт грязью, но стук подбитых железом орочьих сапог разносился далеко по округе.
— Под мост, быстро!
Альдариэн сообразила, что сказала глупость, но тут виной всему была привычка бродить в одиночестве и налегке, а потому быстро прятаться от врага, при малейших признаках его появления. Одна вылазка на, хм, изменённую родину чего стоила...
Эльф был высоким, гораздо выше немаленького Велимира, но на попытку Альдариэн помочь, молодой воин так сверкнул своими зелёными глазами, что пробовать что-то изменить не было никакого смысла.
Они успели укрыться под мостом до того, как первый орк показался из-за поворота.
— Хвала светлым богам, волколаков нет...
Альдариэн никогда не молилась. Сначала, потому что в этом не было необходимости, а потом - иссякла вера, уступив место сперва отчаянию, а затем - спокойной и холодной ненависти. Поэтому женщина просто кивнула.
Теперь оставалось только слушать орков, нюхать тину и ждать.

Мост через Тихую жил уже не первый десяток лет и изрядно состарился, поэтому всё, что происходило наверху, было отлично видно через щели в рассохшихся досках. Но смотреть было особо не на что.
— Так и порезал бы гадов!
Велимир вздохнул, с сожалением рассматривая руны на мече. Альдариэн сидела рядом, прикрыв глаза и положив ладонь на лоб раненому, пробуя отдать ему часть своей жизненной силы. Она знала, что это не поможет - тому, кто не борется, не поможет уже ни что - но её занимало сейчас не это, а судьба блудной дочери главы Дома. Сначала ничего не получалось - сила даже не достигала уходящей фэа, как будто бы исчезая в бездонном колодце- однако, когда Альдариэн почувствовала себя совсем измотанной, на лице раненого появилось осмысленное выражение. Рука заученным движением метнулась к мечу, а синие глаза, напоминавшие глубокие провалы, пристально смотрели наверх.
— Тихо. — Альдариэн прислонилась к поросшему мхом склону.— Они нас не заметили, да и тебе сейчас не об этом надо думать.
Синеватые губы раненого растянулись в подобие улыбки, которая, стоило ему потревожить рану, тут же превратилась в оскал.
— Скоро мне уже ни о чём думать не придётся...— Он окинул взглядом их убежище и побледнел ещё сильнее.— Так её здесь нет?! Она убита?!
— А мы думали тебя спросить.— Велимир не любил говорить на аварине, но знал его хорошо.
Эльф зажмурился и с силой провёл ладонью по лицу. Альдариэн думала, что он сейчас заплачет, однако сил у раненого на это уже не хватило.
— Найдите её... Она жива, я чувствую... Меня ранили, - он перевёл дух, - отравленной стрелой, а ей удалось...удалось бежать. Они думали, я умер, но мне удалось добраться до леса. Я хотел...срезать дорогу.
— Как это, "до леса"?— Альдариэн не сразу поняла, что говорит громче, чем надо.— Вы что, по тракту шли?
— Да. Лес...он нас не пустил.
— Значит, спасаться там нельзя, а умирать можно?— Эльфийка посмотрела на Велимира - тот только руками развёл.
— Орки прошли, что делать-то будем?
— Что, что... Спасать!
— А он как же?— Велимир перевёл взгляд на раненого и Альдариэн в очередной раз отметила собственную чёрствость: она-то уже подумала о том, что костёр увидят и прикинула, сколько времени нужно копать мечами не очень глубокую яму...
Тщательно рассматривая зеленоватую воду, она собралась уже развести руками и начать говорить что-то о судьбе, в которую не верила, богах, которых не просила и законах войны, которые ненавидела, но давно приняла. Всё это было мерзко, но правильно: спасать надо тех, кого спасти можно, а тех, кого нельзя, избавить от страданий. Велимир это тоже понимал и не мог не согласиться, но им повезло – теперь сквозь щели в мосту было видно, как на небе взошла Вестница Смерти, и эльф смотрел на неё навсегда остановившемся взглядом. Он чуть улыбался, но улыбка его скорее напоминала оскал, так что радовался он или ненавидел, сказать было трудно.
Когда они пересекли мост, звёзды уже стали блёкнуть, где-то за спиной начинало светать, но Лес жил по своим законам, и под его сводами было темно почти всегда. И если по ту сторону реки Альдариэн почти забывала о жутковатых легендах, то теперь отчётливо, прямо-таки кожей, она чувствовала неприязнь и плохо затаённую угрозу. Холодную предутреннюю тишину не нарушали даже комары, а сосны, казалось, пристально изучали путников и были готовы в любой момент схватить их своими тёмными мохнатыми ветками.
- Вражья крепость близко. – Голос Велимира звучал неестественно громко. Может, всё дело в напряжённой тишине, а может, он надеялся, что Ильвена, которая могла прятаться где-то здесь, услышит его, а заодно напоминал Лесу, что они тут не чужие. – Вон там, за оврагом. Тут деревья просто, мы не видим.
Альдариэн кивнула. Она помнила эту крепость с момента её постройки. С того времени, когда люди, называвшие себя эдайн, вернулись. Вернулись, но не поняли этого. Не узнали землю, на которой когда-то жили, авари, благодаря которым они стали тем, чем стали, и людей, с которыми тоже были в родстве.
Изменённые, теперь они во всём походили на эльфов, но счастья им это не принесло. Они уставали от жизни, но боялись смерти, любили свою новую родину, но скучали там, наводили ужас на любых врагов, но терпели поражения друг от друга. Они хотели к чему-то стремиться, достигать новых высот, словом, жить, как живут все люди, если только они не дикари из харадских джунглей. Но что делать, если всё уже дано, а что не дано, то не положено?
Альдариэн вздохнула. Она с трудом представляла себе такую жизнь, но понимала этих людей. Не оправдывала, но понимала. А после того, как сто с лишним лет назад, они лишились своей земли, не сразу смогла опять назвать их врагами. Слишком уж похож был тот жаркий летний день на другой, такой же. День, когда горы изменили свои очертания, по её родному лесу потекли огненные реки, а на небе впервые взошла звезда, которую она назвала Вестницей Смерти. Тогда жизнь раскололась на "до" и "после", хоть Альдариэн и надеялась, в глубине души верила, что Огненная Гора - это не навсегда, и что где-то там, под пеплом и обломками скал, её земля ещё живая. Она страдает, но её можно спасти. Как, Альдариэн не представляла, но была уверена, что нужно не забывать о ней и любить такой, какая она есть, иначе ничего не получится.
Тут Велимир резко остановился и задумавшаяся Альдариэн чуть не снесла его с ног. Правда, он этого и не заметил.
— Не спят.— Он кивнул в сторону видневшейся из-за деревьев крепости. Узкие окна были темны, но, если приглядеться получше, становилось заметно, как они иногда озаряются бледным зеленоватым светом.
— Ну да, начало осени, годовщина у них...
Когда беда пришла к ней в дом, она впала в какое-то оцепенение, а когда очнулась, её уже подобрали эльфы из Шестого Дома. Говорили, она была голодной и не многим отличалась от того проклятого гостя, который нашёл свой последний приют под мостом, но что с ней было, она просто не помнила. Вот и эдайн, которых здесь теперь зовут тарками, тоже не помнили, как прожили большую часть того лета, а потому и стали поминать погибшую родину осенью. В то время, когда вернулись корабли, посланные на запад, и страшная догадка подтвердилась, а сами они стали пробовать жить дальше.
—Хм, годовщина... Но ты думаешь, дело только в этом?— Велимира явно не тянуло задуматься о далёком прошлом.— Смотри.— Он вытащил из дерева стрелу и дал эльфийке.— Это предупреждение.
— Неужели они нас уже заметили?
— Не нас.— Велимир пристально посмотрел на Альдариэн, и его взгляд, не будь она эльфийской лучницей, сулил бы немедленное возвращение домой.— У них тут завеса какая-то стоит. Орков же на запад гонят, война там будет, говорят.— Альдариэн кивнула.— И поставили её, они ж там колдуны все. Вот... А мы только сейчас пришли, значит, до нас кто-то.
— Наши орки. Но их не стали бы предупреждать, значит...
Они переглянулись. А потом осторожно пошли вперёд, хотя и так дошли почти до склона оврага. Ветра не было совсем, и запах железа Альдариэн унюхала почти в то же время, когда они наткнулись на орочьи трупы. Из них торчали стрелы, но один был всё же зарублен мечом.
— Может, она всё-таки убежала? И лежит где-то тут, раненая?— Велимир осторожно прошёлся вдоль склона, рискуя задеть треклятую завесу.
Альдариэн покачала головой.
— Здесь некуда бежать.
Уже почти совсем рассвело, но они так и стояли, не зная, что теперь делать и не позволяя себе уйти. Наконец эльфийка решилась на безнадёжный разговор.
— Ты ведь у родителей старший сын?
— Теперь да.— Велимир дотронулся до оберега, прося о помощи какого-то бога.— Как брат в бою с орками погиб, так я теперь старший.
Альдариэн собралась с духом.
— Может, вернёшься тогда? Негоже мать с отцом без наследника оставлять.
Велимир не рассердился, для этого он слишком устал, но говорил всё с тем же достоинством, что и тогда, рассказывая о воле Матери-Земли.
— Это гости моего рода, и я должен их защищать. Так же, как и тебя.— Он невесело улыбнулся.— И я знаю, почему ты мне это говоришь. Тарки, они хоть и искажённые, но наши родичи, и мёртвых без погребения не бросают. Даже таких. Значит, скоро они сюда придут.
— Вот и поговорим...
— Ты хочешь с ними драться? Это не поможет.— Он вытащил из ножен меч.— Но я готов.
— Нет!— В другое время Альдариэн бы рассмеялась. Ну надо же быть таким неиспорченным созданием!— Я думала, может быть удастся с ними поторговаться. Они не орки всё-таки.
— То-то и оно, что не орки.— Велимир как будто даже обиделся за дальних непутёвых родичей.— Да и выкуп только дикие орки требуют, на то она им и нужна была.
Альдариэн вздохнула.
— Другого выхода у нас нет.
Сейчас надо будет опять спорить, и это опять ни к чему не приведёт. Эх, надо было бросить этого эльфа! Похоронили бы потом, ничего бы ему не сделалось, а так успели бы...
Подул слабый ветер, и она почувствовала запах гари. Где-то рядом с крепостью жгли костёр. Очень большой костёр.
— Чувствуешь?
Велимир кивнул.
— Неужели они...— Казалось, он готов был один броситься в эту крепость, перебить там всех, и спасти эту женщину, как, если верить недавно погибшему эльфу, когда -то герой древних западных сказаний проник в замок Владыки Тьмы и похитил у него драгоценный камень.
Альдариэн прикрыла глаза, пытаясь мысленно поговорить с Ильвеной. Теперь не надо гадать, где она, и тут недалеко.
— Нет.— Эльфийка покачала головой.— Она уже мертва, и они так хоронят её. И... она там одна.

@темы: Эндорэ, Морэдайн, Зарунье, Вторая Эпоха, Авари

Комментарии
2011-06-14 в 10:16 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
Спасибо за тему "других людей", не ушедших на запад!
хотя я не совсем поняла, откуда именно Велимир (а, может, и не могла понять?)
и не поняла также, что же случилось с Ильвеной (умерла от горя?) и кто ее хоронит.

2011-06-14 в 14:33 

Melwyn
Рада, что интересно!

Велимир принадлежит к племени, которое в своё время откололось от какого-то народа эдайн(возможно, от предков хадорингов, он светловолосый). По моей мысли, эдайн после того, как ушли от Мелькора, встретились с авари и жили неподалёку от них. Наобщались до того, что авари передали эдайн интерес к Западу(он у них, имхо, остался, просто дремал), и они ушли. Но не все, кто-то повернул назад. Народ Велимира и относится к повернувшим. Они пришли обратно, и Лес их признал.

Ильвена(а за ней и орки) добежала до завесы и потревожила её. Стража морэдайн, а в крепости были именно они, выстрелила в дерево, чтобы орки понимали, кто тут хозяин и не бежали дальше, а потом расправилась с ними. Эльфийке пришло время рожать, что она и сделала уже в крепости. Однако, решив не оставаться в плену, утправилась в Мандос. У эльфов с самоубийствами дела обстоят гораздо проще) Ребёнок остался жив(Альдариэн поняла, что на костре сжигали только одно тело). Финал открытый, ессно))

2012-05-06 в 09:16 

aeriala
God, make me chaste, but not yet. (c) St. Augustine/А надо было бы сломать нос, а не шаблон (c)/ дипломированный кинковед/"part-time economist, part-time Jon Snow"
~Тень ~, мне очень понравилось, крайне любопытный рассказ. Я, может, и не так много фиков читала, но мне прежде не встречались подобные фики про не ушедших людей и про эльфов-авари. Я кстати, сперва прочитала комментарии, только потом сам текст, и мне это очень помогло его понять :)

2012-05-06 в 11:37 

~Тень ~ [DELETED user]
aeriala, рада, что понравилось))) Да, я таких фиков тоже не встречала, поэтому и решила написать)
Кстати, вот в этом фике действие происходит тоже в Зарунье.

2013-07-07 в 23:21 

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
~Тень ~, я рыдаль... Мне их жалко...

2013-07-07 в 23:23 

Mirimani, ну, судьба у них такая. Но дитёнок потом вырастет и станет этаким Маугли, эльфом, воспитанным морэдайн)

2013-07-07 в 23:28 

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
~Тень ~, ооо, это шикарно - гремучая смесь!

2013-07-07 в 23:31 

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
~Тень ~, ооо, это шикарно - гремучая смесь!

2013-07-07 в 23:36 

Mirimani, да уж)) Вот тут он появляется. Я тогда писала большой фик про ангмарские войны (даже кидала тебе кусочек на посмотреть), но потом он как-то не пошёл. Чем кончается, знаю, но вот что в середине... Печаль, в общем.

2013-07-07 в 23:43 

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
~Тень ~, понимаю - середина очень часто бывает самой сложной. Хотя у меня сейчас есть один проект, у которого уже есть начало и примерно продумана середина, но я не знаю, что сделать в конце :) А чем Маэглин, по твоей версии, занимался все эти годы и как спасся из Гондолина?

2013-07-08 в 19:04 

А чем Маэглин, по твоей версии, занимался все эти годы и как спасся из Гондолина?

Mirimani, трудно сказать. Для меня было важнее, как он в итоге помер)

2013-07-08 в 19:09 

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
Бедный:( А вообще историю о том, как он спасся из Гондолина, было бы интересно почитать.

     

Летописи Арды

главная